Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Артистка балета, которая ушла со сцены и стала фотографом, откровенно рассказала о работе в театре

Изящные балерины, полет и грация, сверкающие костюмы и яркие декорации. Для любителей поход на балет — праздник и возможность прикоснуться к искусству. Для артистов балет — это одержимость, боль, многочасовые нагрузки. Дарьян Волкова танцевала до 25 лет, начав трехлетней девочкой, и не представляла своей жизни без любимого ремесла. Сейчас на сцену уже не выходит, но продолжает быть в теме. Она стала одним из самых известных в мире балетных фотографов: снимает прима-балерин и солистов ключевых театров.

Для читателей AdMe.ru Дарьян откровенно рассказала, как устроена жизнь балетного мира, о чем даже не догадывается рядовой зритель и почему своего ребенка она в балет бы не отдала.

О детстве в балете

  • Cтоять лицом к станку по 6 часов — это не самое легкое, что ты можешь делать, будучи ребенком. Тебе хочется играть, бегать, а нужно «точить» стопу, поэтому артисту балета в первую очередь нужен характер, любовь к балету и гиперактивность, которая была у меня.
  • На выпускные экзамены в училище приглашают художественных руководителей театров. Кого-то в течение года замечают, и им сразу предлагают контракт на выпуске. Если тебе не предложили контракт, нужно предложить себя самому. Много театров в России, Европе и Америке — можно попытаться. Еще вариант — поехать на гастроли, например, с труппой на полгода, заработать денег, набрать форму и потом попробовать показаться в театрах еще раз.
  • Нормальный человек такие нагрузки не сможет выдержать, а балетные выносят, потому что понимают, ради чего. Это большая команда, ты с детства к этому подготовлен. Как у лошадок есть шорки — ты зашорился и идешь, никуда не отвлекаясь, к цели.

О нагрузках и графике

  • Мы изображаем, что нам легко. И не дай бог вы услышите, что кто-то стукнул пуантом тяжело по сцене, — как так? Зрителю не интересны твои проблемы, ему все равно, что у тебя болит. Он заплатил деньги, он купил билет, для него это праздник. Все земное осталось в балетном классе и в репетиционном зале с гримеркой.
  • При фуэте (вращении на 360° на од­ной ноге, при котором танцовщица, сгибая и разгибая колено второй ноги, делает быстрое хлещущее движение — прим. AdMe.ru) работает вестибулярный аппарат. Ты ставишь себе точку, до последнего держишь голову, а потом быстро возвращаешь. Тогда твой мозг фиксирует точку, и голова не кружится при вращениях. Нужно много практики, чтобы вестибулярный аппарат начал работать правильно. А 32 фуэте — это вообще трюк.
  • Распорядок дня такой: с 10:00 до 12:00 — классический станок. Это каждый день у всех артистов балета стандартно. Изо дня в день, как чистка зубов. Ты разминаешь свое тело, готовишься. Потом класс 1,5–2 часа. С 14:00 до 18:00 — репетиции с небольшим перерывом. После — спектакль, если есть в этот день, с 19:00 до 22:00. Снял грим, переоделся — в 23:00 вышел из театра.

О примах-балеринах

  • Балерина — не каждый артист. Балерина — это статус. Диана Вишнева — это балерина. Ульяна Лопаткина — это балерина. Я не балерина. Балерина — это прима-балерина какого-то театра. В переводе с итальянского означает «танцовщица».
  • Не всем дано быть примами. Ты можешь сколько угодно добиваться, тренироваться, но вот не ставят тебя, не видят, тебе не доверяют. В балете очень много значит случай, это как рулетка.
  • В театре есть разделение: прима-балерина, потом идут ведущие солисты, первые солисты, солисты, кордебалет. И у мужчин то же самое: сначала премьеры театра — это как примы-балерины. «Балерунов» нет, это искаженный термин. Правильно говорить «танцовщица», «танцовщик», но не «балерун» ни в коем случае. Конечно, простят, поправят, но сразу станет понятно, что человек не понимает, о чем он говорит.
  • Даже по фотографиям видно, что для балерины важны красивые ноги, красивая форма, желательно, чтобы это были «иксовые» ноги (сильный прогиб коленей в сторону икры — прим. AdMe.ru), большой подъем, у нее должны быть длинные руки и шея. Посмотрите на Ульяну Лопаткину — сразу видно, что это балерина.

О боли

  • Боль перманентная, ты просто с ней живешь. Когда выходишь на сцену, у тебя ничего не болит. Когда уходишь с нее — болит все. Я не знаю, почему организм так устроен.
  • У пуантов есть вкладыши, но кто-то носит без них. Для меня это был шок. У меня есть фотография: девочка надела пуанты на голую ногу, и у нее были синие ногти, но для нее это удобно и нормально.
  • Самый сильный страх артиста — травмироваться. Твое тело — это инструмент, пока оно работает и играет чисто и без поломок, ты обеспечен деньгами, работой. Как только ты с травмой — ты никому не нужен, ты сразу один. Тебе приходится зализывать свои раны, чтобы быстрее вернуться на сцену. Форму ты теряешь очень быстро, а приходить в нее тяжело.
  • Колени, суставы, плечи — все, где было тонко, где были травмы, до сих пор болит. Если ты бросаешь заниматься — начинаешь разваливаться. Колени — самая хрупкая часть. У мужчин — спина, из-за поддержек. Связки от перегрузов тоже не выдерживают. Кто-то до последнего терпит, потом берет больничный, лечится: физиотерапия, мази бесконечные. Кто-то ложится на операцию по смене суставов — тоже частая практика, но это дорого, и ты надолго выпадаешь из профессии.

Об ошибках артистов

  • Мы ездили на гастроли, и за 3 месяца было 90 спектаклей. И где-то на экваторе я выхожу на сцену и совершеннно забываю текст, не помню, что дальше: ты настолько много раз это повторил, что уже забыл. Я выхожу на сцену, оборачиваюсь на девочек и спрашиваю: что дальше? У меня выбило память на секунд 20. Коллеги были в шоке, но помогли.
  • Зритель не поймет, что ты ошибся, а вот артист сразу увидит, если ты что-то делаешь не так. Зритель заметит, только если артист упал, все остальное — скорее нет, хотя есть балетоманы, которые подмечают даже мелкие ошибки. Артист может немного пошатнуться, соврать, но это нормально — мы все люди.
  • Чтобы уволили, это должен быть скандал глобальный. Сразу не увольняют — делают выговор. Люди чаще сами увольняются, чем кого-то увольняют. Естественный отбор решает.

О диете

  • Вопрос питания стоит остро у многих артистов. В балетную диету входит то, что дает тебе энергию: салаты, крупы, клетчатка. Не все едят мясо, но практически все едят рыбу. Фрукты — сахар необходим, чтобы выдерживать нагрузки. Кофе — тоже для энергии. При этом много историй девочек со сломанными судьбами: им не доверяли партии, потому что им нереально было похудеть до нужной формы.
  • Запрещены мучные изделия, особенно девочкам, которые в училище учатся. Но все любят и страдают, потому что эти булочки, шоколадки еще и продаются в столовой — зачем непонятно. Многие балерины говорят: «Вот выйду на пенсию, сяду и наемся булок». Я могла съесть мучное. Нагрузки были колоссальные, и я больше теряла, чем набирала, — мне нужно было поддерживать вес.

Об уходе из профессии

  • С выходом на сцену ничто не сравнится. До сих пор ничего не может перекрыть это ощущение. Это эйфория. Ты очень волнуешься перед выходом, но, когда выходишь — полет, отключенная полностью голова, эмоции, которые тебя сначала захватывают, потом ты их контролируешь и получаешь удовольствие от свободного падения, движения, которое ты наработал.
  • Из балета уйти очень тяжело. Это трагедия, когда в 30–35 лет ты телом уже не можешь что-то сказать, а душой ты только дошел до некоторых состояний, которые хотелось бы высказать. Умирающий лебедь балетмейстера Михаила Фокина — это еще и рассказ о том, как артист уходит из профессии — Лебедь, который уже умирает.
  • Ты всю жизнь живешь балетом, но все заканчивается в 30. Ты не можешь дальше ничего делать с этой профессией. Ты лимитирован и не можешь заниматься любимым делом всю жизнь. Только начинаешь понимать эту профессию, а она говорит: «Все, уходим». Представьте, вам сейчас скажут: «Заканчивайте. Через год у вас заканчивется время, вы „истекли“, за вами уже подоспели молодые».
  • Я знаю женщину, которая до сих пор себя видит как молодую девушку, хотя ей много лет. В нужный момент она не «переродилась» и не нашла себя в другом качестве. И я ее прекрасно понимаю, потому что ну как это закончить можно? Многие люди немного сходят с ума в этом плане.
  • Пенсия начинается после 20 лет стажа в театре, но ты можешь продолжать работать — выходить в «королевах», в игровых ролях. Театр дает возможность сохранить профессию, но на Лебедя тебя уже, конечно, не поставят.

О хореографах

  • Мужчинам сложнее, мне кажется. Совсем другие нагрузки и реализация — женских партий гораздо больше, чем мужских, так как раньше мужчины в балете служили поддержкой для женщин. Их задача была — держать и сохранять партнершу. Балетные артисты-мужчины — лучшие хореографы, педагоги.
  • Чаще всего хореографы — это бывшие артисты. Можно получить дополнительное образование, но обычно сами экспериментируют с движением, думают, ставят. Обязательно только базовое образование — без него сложно реализоваться, ведь база необходима.
  • В Мариинском есть мастерская молодых хореографов — в начале апреля театр открывает двери для танцовщиков и хореографов, которые экспериментируют. Молодым авторам предоставляется площадка, артисты.
  • Один хореграф, когда набирал себе труппу, ездил по театрам, отсматривал артистов и приглашал. Когда те приезжали, он видел их еще раз и говорил: «Нет, это не то». А люди бросали работу, приезжали с семьей. И это нормально. Много влияет на выбор: сегодня этот артист выглядит так, и именно в таком коллективе он выделяется, но другому коллективу он может вообще не подойти.

О закулисье

  • В театре много разных цехов: гримерный (мужской и женский), костюмерный (тоже мужской и женский), цех, который отвечает за прически и парики.
  • В пошивочном цехе шьют под задачу, под спектакль, под каждого артиста, и на каждый состав спектакля, на каждого артиста — свой костюм. Есть специфика пошива балетных костюмов: балерине должно быть удобно, в определенных местах должно тянуться, чтобы она подняла ногу и у нее ничего не порвалось. Костюмы после спектакля хранятся на театральных складах, их подгоняют под новых артистов.

  • Особенная технология пошива используется, чтобы пачка не падала, была изящной и села на балерину. Под каждую балерину с сольной партией шьется индвидуальная пачка.

  • Балетный макияж — это большие линии. Ты должен прищурить глаз и видеть линию глаз, губ. Рисуют не по натуральным линиям — чтобы зритель с дальнего партерного ряда увидел глаз. Рисуют жестко скулы и румяна, чтобы видны были черты лица. На «Корсаре», например, еще и красят тело — создают загар. Поэтому грим после спектакля нужно обязательно смывать.

  • За один спектакль балерина может сменить несколько пар пуантов.

О стереотипах

  • Самая частая реакция, когда узнают про профессию, — «скрути фуэте», «сядь на шпагат». Любимое — «а ногу можешь сюда поднять?». Часто спрашивают о стеклах в пуантах. После фильмов интересуются, так это или нет. Но ни одно кино не отражает правды, никто из артистов себя не узнает в этих лентах.
  • Стекла, которые насыпают в пуанты соперники по цеху, скорее клише. Никогда не видела и не знаю таких людей, кто может так поступить. Но одной моей знакомой намазали костюм «Капсикамом» — разогревающей мазью. Она надела костюм на голое тело и уже на сцене почувствовала сильное жжение. В итоге — сильный ожог. Кто это сделал, так и не выяснили.
  • У большинства есть семьи — все как у обычных людей. Очень многие пары — это артисты из одного театра либо из разных, но все равно из одной сферы. Часто браки случаются между партнером и партнершей просто потому, что у артистов мало свободного времени на поиски спутника жизни где-то еще и во время работы ты хорошо узнаешь человека, выстраиваешь отношения.

О жизни после балета

  • Два года прошло — я ничего не делаю физически, не хочу. Думала, что буду скучать по классу, по нагрузкам, попыталась в зал походить, чтобы форму поддерживать, — неинтересно. В балете есть философия: не просто движения ради движения или спорт ради того, чтобы быть сильным. Когда ты выходишь на сцену, ты помимо физических данных еще эмоции вкладываешь. Я пока не нашла, где совместить физическую усталость с эмоциональным выплеском.
  • Я продолжаю смотреть балет и знаю, что внутри происходит. Дисциплина, которая осталась со мной с балета, очень помогает. Самодисциплина, «самопинание» вечное. Потому что, если ты себя не пнешь, тебя никто не пнет.
  • «Лебединое озеро», «Спящую красавицу», «Щелкунчика» я не могу смотреть спокойно. Когда смотрю спектакли, которые я танцевала или знаю, не могу расслабиться. Я сижу тяну стопы, колени. Могу нормально посмотреть спектакли только те, которые не знаю — современные или которые вижу впервые. Тогда получается отвлечься и насладиться как зритель.

О балетной фотографии

  • Когда я начала фотографировать, я стала задумываться, а тем ли я вообще занимаюсь. Моя история в том, что балет был дан мне для того, чтобы я нашла себя в фотографии. Я с этим жила всю жизнь, я этого не видела настолько, что из меня сейчас просто льется потоком. Когда танцевала, не могла предположить даже, что я с 3 до 25 лет занималась балетом для того, чтобы сейчас фотографировать.
  • Я была на гастролях, мне было 25, и начала думать, что я когда-нибудь закончусь в балете, а балет во мне не закончится. Я задавала себе вопрос, что я буду делать, и решила, что надо как-то с этого горящего поезда уходить. Я уже тогда фотографировала балет, но не придавала этому значения. При этом я знала, как поставить балерину, как ее лучше снять, потому что сама это ощущала на себе.
  • Есть промежуточные положения, а есть кульминация движения — ее важно поймать. Тут докрученные в каждом миллиметре нога, рука, корпус, положение. Я делю человека на 3 части: у ног, корпуса, рук — свои правила. Я даю задачу сделать, например, классический арабеск. Как скульптор, понемногу довожу до идеала. И когда мы делаем ту самую позу — отлично, закончили. Помимо того чтобы выстроить идеальную позу, мне нужно поймать момент — ту самую идеальную секунду, примерно 10 кадров «пристрелочных» делаю.
  • Главные ошибки при съемке артистов балета — кривые позы и ракурсы, которые портят репутацию артиста и показывают его не в лучшем свете.

  • Я на фотографиях очень люблю ноги, стопы показывать — для меня это откровение, портрет артиста.

О Петербурге и Москве

  • Один из любимых театров — Мариинский, неотреставрированная старая сцена. Дух театра, в котором работали многие поколения танцовщиков. Когда ты приходишь в намоленное место, ты чувствуешь энергетику — так же и с театром: столько артистов там танцевали, стены и пол все помнят.
  • Есть различия в технике артистов балета из Петербурга и Москвы. Например, в Петербурге положения руки, головы немного отличаются от «московских». Это незаметно зрителю, но, когда ты в профессии, такие моменты видишь.
  • Балетный пучок из волос в Петербурге называют кичкой, а в Москве — шишкой. В Петербурге народные характерные черные туфли на каблуке — это характерки, а в Москве — наархарки. Каски и пуанты — это одно и то же. «Касковые туфли» — в Москве никто так не называет. А в Петербурге говорят «касковые туфли», «касок».

AdMe.ru благодарит Дарьян за рассказ и вдохновляющие фотографии, которые красноречивее любых слов. Поэзия и пластика тела на грани человеческих возможностей, безмолвный рассказ и фантазия, ставшая былью, — то, чему мы, зрители, не устанем аплодировать.

А вы любите балет или предпочитаете другой вид театрального искусства? Когда последний раз были на спектакле и какую постановку можете смело рекомендовать?

Фото на превью darianvolkova / Instagram

Источник: adme.ru
К списку статей
Опубликовано: 15.05.2019 12:05:03
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Последние комментарии

  • Имя: Нешароеб
    08 2018 | 22:01
    Это бред про то, что земля не плоская, чекайте науку!Подробнее..
  • Имя: zakko2009
    18 2017 | 22:48
    В.Шебзухов "Притча о двух волках" читает автор (видео) https://youtu.be/oyO3Qr_ai4c Между Правдою и Ложью, Ведомо лишь Одному, Для чего дана возможность Сделать выбор – самому! ИндПодробнее..
  • Имя: )
    24 2017 | 17:43
© 2006-2019, interestno.ru