Русский
Русский
English
Статистика
Реклама
prostitutas en milan If you are searching for some moments of escort pleasure then you may be looking for me. Im easy-going, well-mannered, funny, and creative. I'm happy and outgoing escort provider, a free spirit with a love for fresh adventures.

Рефераты, книги

Из якутских мотивов: Петр Драверт

25.08.2015 14:55:57 | Автор: Milenkaya

 

 

             СЕРЫЕ ГУСИ

—     Ты видишь ли, милый,

В прощальном сияньи денницы

Летят треугольником длинным

Какие-то темные птицы?

 

--      То — дикие гуси,

Моя дорогая подруга,

В зеленые, влажные тундры

Стремятся от знойного юга.

 

Из Индии пышной,

Из теплых пределов Китая,

К озерам родным тяготея,

Несется их вольная стая.

 

--    Скажи, почему же,

Покинувши край плодородный,

Они улетают весною

На север, на север холодный?

 

--   Там жили их предки;

Там сами минувшей весною

Они увидали и воду,

И небо с его глубиною.

 

Там в белые ночи

И в дни многочасного света

Прошла их короткая юность,

Как наше короткое лето...

 

Пусть пышно на юге,

Приветливей там и теплее —

Но манят родные просторы,

Но родина сердцу милее!

Томск, 1911 г.

 

 

             В ГОРЕЛОМ ЛЕСУ

В невинной синеве открыта глубь небес,

Но серая земля влечет мой взор склоненный.

Я еду по тайге, пожаром опаленной,

И страшен Мне в дыму погибший лес.

 

Обуглены тела поверженных стволов,

Скелеты черных рук на высохших лесинах.

Бугры кочкарника в болотистых низинах,

Как жуткие ряды отрубленных голов.

 

И петли черные изогнутых корней,

Как черных мертвых змей зловещие сплетенья,

Гнездятся по тропе в тйсках окочененья,

Впиваяся в золу, скрываяся под ней...

 

Медлительно идет мой осторожный конь,

Пытливо трогая некованным копытом

Дорогу жесткую под пеплом полувзрытым,

Где жадно припадал метавшийся огонь.

 

Давно ли здесь глухарь влюбленный токовал?

Давно ли здесь на ключ извилистой тропою

Ходил по вечерам росистым к водопою,

С подругой робкою, внимательный марал?

 

И рысь пушистая, зрачками глаз блестя,

Бесшумно двигалась- к намеченной засаде;

И заяц замирал в полуночной прохладе,

И филин тосковал и плакал, как дитя...

 

Здесь Жизнь правдивая следила за борьбой

Родных детей своих без гнева и без злобы,

Но пламень охватил тенистые трущобы,

Уничтожая все в стихийности слепой...

 

Невинен голубой, высокий свод небес,

Но серая земля влечет мой взор склоненный;

Я еду по тайге, пожаром опаленной,

Где в муках погибал объятый дымом лес.

Аил Кблташ, Бийского уезда, 1911 г.

 

           ЯГОДЫ ТУНДРЫ

Опьяняющим солнечным соком

Налились и желтеют янтарно;

И, верна неизменчивым срокам,

Смотрит осень на них светозарно.

 

     Скоро снежные полосы лягут

     На сырой кочковатой дорожке,

     Но тебе наших северных ягод

     Принесу я в таловом лукошке.

 

     На созданья болотного лона

     Ты гляди вопрошающе-хмуро.;

     Ты забудешь бананы Цейлона,

     Ананасы долин Сингапура.

 

     Что мальтийские нам апельсины,

     Виноград тихоструйного Дона,

     Золотые лимоны Мессины,

      Или вишни садов Альбиона?

 

      Только здесь, на просторах Сибири,

      Наклонившейся к тундрам великим,

      Зреют лучшие ягоды в мире,

      Ароматом проникнуты диким...

 

     Знаю, утром в остывшем стакане,

     Побродив мельхиоровой ложкой,

     Ты пошлешь меня в зыбком тумане

     За оранжево-желтой морошкой.

     Омск, 1923

 

           ИЗ ЯКУТСКИХ МОТИВОВ

      От моей Юрты  до твоей юрты

      Горностая следы на снегу.

      Обещала вчера навестить меня ты,—

      Я дождаться тебя не могу.

 

      От юрты твоей до юрты моей

      Потянул сероватый, дымок:

      Ты варишь карасей для вечерних гостей,

      Я в раздумьи сижу, одинок...

 

      От моей юрты до твоей юрты

      Горностая следы на снегу.

      Ты, пожалуй, придешь под крылом темноты,

      Но уйду я с собакой в тайгу.

 

     От юрты твоей до юрты моей

    Голубой разостлался дымок.

    Тень собаки черна, а на сердце черней,

    И на двери железный замок.

         Казань, 1914 г.

 

 

» • »

Самоедскую девушку с круглым лицом

Одарю я в знак дружбы ножом и кольцом.

Знаю: если полюбит она,—

Выпьет чашу со мною до дна.

 

Я пойду в ее дымом пропитанный чум,

Где не слышен ни фабрик, ни города шум,

Скажет тихо с порога: «Войди»,

Знаю — буду у ней на груди.

 

И хотя не к своим я пришел очагам,'

Здесь на выдадут гостя для плена врагам.

Святы тундры законы для всех,

Грех измены — неведомый грех...

 

Ах, остаться бы тут до конца, навсегда

И водить тонконогих оленей стада,

Серебристую нельму ловить

И на лыжах по насту скользить.

 

Самоедская девушка! Доброй рукой

Полог ветхого чума скорее закрой;

Сердце страстью забилось, избывши беду,

От тебя не уйду!

Бухта Находка, 1919 г.

 

Подробнее..
Категории: Рефераты, книги

Певец Сибири: Петр Людовикович Драверт

25.08.2015 14:17:42 | Автор: Milenkaya

        Рассказывают, что однажды профессор Петр Людовикович Драверт выступал в Ом­ске с публичной лекцией и много говорил о своем друге, известном исследователе Тунгусского метеорита Л, А. Кулике, к тому времени, к концу Отечественной войны, уже погибшем в фашистском плену. Один из слушателей, научный работник, возражал Драверту, безапелляционно утверждая, что никакого метеорита в Тунгусской тайге не падало, что все это фантазии Кулика, а в дей­ствительности произошел в тайге большой ветровал. Услышав это, Драверт покраснел, замялся и после секундной паузы гневно заявил:

— Я вызываю вас на дуэль!

       И все знали, что Драверт никак не отступит от своего слова; пришлось улажи­вать дело дипломатическими способами.

       Таков был этот энтузиаст науки, «охотник за метеоритами», геолог, ботаник, краевед, автор около семисот научных и научно- популярных трудов и статей, организатор и участник пятидесяти научных экспедиций по Сибири, Уралу, Казахстану. И замечательный поэт, один из тех, кого можно tназвать основоположником сибирского течения, си­бирской струи в русской поэзии.

       Род Дравертов пошел на Руси от прадеда поэта — пленного наполеоновского офице­ра, . пожелавшего остаться в чужой стране навсегда. Все представители этой фамилии занимали, в русском обществе довольно высокое положение; отец ученого был крупным чиновником (глава казанской судебной палаты), не чуждался естественных наук, состоял председателем географиче­ского отдела Уральско-Сибирской научно-промысловой выставки в Екатеринбурге в 1887 году. У деда Драверта, писавшего стихи, бывал, находясь в вятской ссылке, А. И. Герцен. А другой дед, по матери Д. Я. Далматов получил в своё время золотую медаль Лондонского зоологического общества за научный обзор по вопросу о зубрах Беловеж­ской пущи. Мать же, Варвара Дмитриевна, была воспитаницей Смольного института и ученицей известного филолога академи­ка И. И. Срезневского.

      Петр Людовикович Драверт родился в 1879 году в Вятке, был перевезен в детстве в Екатеринбург, после окончания гимназии поступил на естественное отделение в Казан­ский университет. Он принял участие в рево­люционном студенческом движении и, не закончив университетского курса, в 1901 году оказался в первой своей ссылке в Пермской губернии, а в 1905 году был выслан в далекую Якутию. Уже тогда Драверта воспринимали в студенческих кругах как легендарного человека; говорили, что в Якутию он попал за то, что вывесил на здании университета красный флаг. Здесь, в труднейших якутских условиях, Драверт проявляет редкостную энергию, проводит ряд научных экспедиций, открыв месторождения яшмы, розового мрамора, железных руд, поваренной соли, свиту золотоносной породы. И здесь же расцвело поэтическое дарование Драверта. Суровая и по-своему удивительная природа Якутии, где под яркими цветами лета на малой глубине лежат водяные пласты, дала поэту мощный импульс. За шестьсот верст от ближайшего почтового пункта, в глухомани Драверт пишет в письме к близким: «Ах, как красивы места, где стоит наша юрта!». В 1911 году в Томске, куда был переведен Драверт из якутской ссылки, он выпустил книгу стихов «Под небом Якутского края». И хотя у него до этого были напечатаны две стихотворные книжки, именно с томского сборника он вел свою литературную биогра­фию. В стихах Драверта полет поэтической мысли и воображения крепко спаян с его научными интересами, с жизненным опытом ученого-исследователя. Почти все они созда­ны в походных условиях, на стоянках, то на берегах Лены и Вилюя, то в алтайских стойбищах, то в чумах Заполярья. Даже имя воспетой поэтом белоснежной лайки Наманы взято им от названия якутской реки. Он говорил впоследствии, что писатели будуще­го «обязательно должны пройти через горнило естественных наук» и недолюбливал описания природы, где не содержалось местных, специфических черт. Очень широк был спектр научных интересов Драверта: здесь и якутский театр, и статья о возможно­стях находок останков первобытного челове­ка в мерзлотах Сибири, и радиоактивные элементы в той же Сибири (статья 1915 года). С 1919 года он входит в члены Российского географического общества.

       Драверт стал одной из виднейших фигур научного и культурного строительства в Си­бири в пооктябрьские годы. К нему тянулось множество разнообразных людей, молоде­жи. Омские пионеры, открыв безымянное озеро, нарекли его именем Драверта. Из литераторов, именитых и начинающих, его хорошо знали и почитали Антон Сорокин, Вивиан Итин, Леонид Мартынов, Сергей Марков. Осев в Омске, он был профессором сельскохозяйственного института, вел огром­ную краеведческую и исследовательскую работу. Мерцающие красками минералы, огромная тунгусская стрела вместе с само­стрелом, бубен шамана, бивень мамонта и полчища книг бросались в глаза тем, кто заходил в рабочую комнату этого чернобо­родого, невысокого роста очень подвижного человека.

       В свою поездку в Сибирь в 20-годах узнал о Драверте А. В. Луначарский — ему нрави­лось дравертовское стихотворение «От моей юрты до твоей юрты». Эти' же строки без всякого видимого повода напевал при мне не так давно скончавшийся Сергей Марков. А молодой Омский поэт Георгий Суворов, сражаясь в Отечественную войну на ле­нинградском фронте, где он и погиб, писал Драверту из окопов при воспоминании о стихотворении «Ягоды тундры»: «Передо мной морошка, та, которой я был не раз пьян, читая Ваши стихи».

       Лишь по одному этому стихотворению Драверта — «Ягоды тундры» — можно ощу­тить, как глубоко и преданно любит поэт Сибирь. Он писал о Сибири:

В твоих реках — мои стремленья,

В твоей тайге — моя душа,

Ведет меня тропа оленья

И манят звоны камыша.

      Он и сам стал по сути сибирской легендой. О нем уже создано сибиряками несколько книг, он является почти непременным персо­нажем мемуарных произведений советских писателей, выросших в Сибири.

      Драверта не зря называли «охотником за метеоритами». Он пристально следил, за каждым известием о падении метеорита на огромной территории Сибири. И сразу же, прослышав о новом случае, отправлялся в путь, чтобы все исследовать на месте. При скудности средств, отпускаемых на науку, это было не так уж просто и требовало само­отверженности. Во время войны, в 1944 году, Драверт выпускает в Омске книжечку под названием «Метеориты, наблюдение за их падением и их поиски». Ученый заботился о том, чтобы ни один вестник из космоса,даже в малом осколке, не пропал для науки. Ведь метеорит рассказывает нам и о космиче­ских лучах, и о происхождении планет, и о жизни во Вселенной. В той омской книжке Драверт пишет: «При распашке колхозных полей могут кое-где обнаружиться метеори­ты, выпавшие зимой и поздней осенью прошлого года. А там, где плуг будет проходить впервые, по целине, могут встре­титься и давно упавшие космические камни. Это следует иметь в виду всем .товарищам трактористам». В тяжелые военные дни Драверт проявил себя истинным патриотом, выступал в газетах со стихами, предвещая победу народа. Уже очень больной и ослабевший, он зарыдал, услышав из уст жены весть о победе, а первой послевоенной зимой, 14 декабря 1945 года, его не стало. Книги стихов Петра Драверта не раз выходили в советское время при жизни поэта, выходят они и ныне, после его смерти. Существует немодное сейчас понятие «научной поэзии». Кое-кто был склонен причислять к ней и Драверта. С этим нельзя согласиться: Драверт просто замеча­тельный поэт, независимо от науки. Лучшие его стихотворения не могут не тронуть сердца поклонников поэтического искусства. Во всяком случае, из многих ученых, пи­савших стихи, наиболее значительным нельзя не признать Драверта. Он и сам не смотрел на свою поэзию как на любительское дело. А сосредоточенность на теме Севера, Сибири и Земли в широком смысле этих слов только придает поэзии Драверта самостоя­тельное и цельное лицо. Сергей Марков дал ей превосходное по образности и характеру ее материи определение: «Поэзия Дравер­та— это каменная чаша, наполненная хру­стальной горной водой».

 

 

 

Подробнее..
Категории: Рефераты, книги

Последние комментарии

  • Имя: ермаков
    12 2020 | 20:15
    Старение и омоложение У современной медицины отсутствует возможность правильно оценивать процесс старения и омоложения организма человека, да и самим процессом омоложения наука никогда владеть не будеПодробнее..
  • Имя: сергей
    12 2020 | 14:54
    Если вы понимаете, что вашей потребностью является благотворительная помощь, то обратите внимание на эту статью. К вам обратились за помощью те, кто без вашего участия может лишиться увлекательного деПодробнее..
  • Имя: Ольга
    10 2020 | 17:10
    Фу, какой дешевый хайп на трагедии. С чего она взяла, что ее болезни связаны с аварией? 300 км от Чернобыля - это ни о чем. А ничего, что Киев, треть Украины и Беларуси намного ближе?! Я жила менее чеПодробнее..
  • Имя: Андрей
    07 октября 2019 | 16:40
    "Прекрасное далёко" в СССР пели и так и так. Это чей тогда мозг придумал?Подробнее..
  • Имя: Нешароеб
    08 2018 | 22:01
    Это бред про то, что земля не плоская, чекайте науку!Подробнее..
  • Имя: zakko2009
    18 2017 | 22:48
    В.Шебзухов "Притча о двух волках" читает автор (видео) https://youtu.be/oyO3Qr_ai4c Между Правдою и Ложью, Ведомо лишь Одному, Для чего дана возможность Сделать выбор – самому! ИндПодробнее..
  • Имя: )
    24 2017 | 17:43
© 2006-2020, interestno.ru