Авторизация
Ip-адрес
Статистика
Яндекс.Метрика
Реклама
Реклама
К списку категорий

Из якутских мотивов: Петр Драверт

 

 

             СЕРЫЕ ГУСИ

—     Ты видишь ли, милый,

В прощальном сияньи денницы

Летят треугольником длинным

Какие-то темные птицы?

 

--      То — дикие гуси,

Моя дорогая подруга,

В зеленые, влажные тундры

Стремятся от знойного юга.

 

Из Индии пышной,

Из теплых пределов Китая,

К озерам родным тяготея,

Несется их вольная стая.

 

--    Скажи, почему же,

Покинувши край плодородный,

Они улетают весною

На север, на север холодный?

 

--   Там жили их предки;

Там сами минувшей весною

Они увидали и воду,

И небо с его глубиною.

 

Там в белые ночи

И в дни многочасного света

Прошла их короткая юность,

Как наше короткое лето...

 

Пусть пышно на юге,

Приветливей там и теплее —

Но манят родные просторы,

Но родина сердцу милее!

Томск, 1911 г.

 

 

             В ГОРЕЛОМ ЛЕСУ

В невинной синеве открыта глубь небес,

Но серая земля влечет мой взор склоненный.

Я еду по тайге, пожаром опаленной,

И страшен Мне в дыму погибший лес.

 

Обуглены тела поверженных стволов,

Скелеты черных рук на высохших лесинах.

Бугры кочкарника в болотистых низинах,

Как жуткие ряды отрубленных голов.

 

И петли черные изогнутых корней,

Как черных мертвых змей зловещие сплетенья,

Гнездятся по тропе в тйсках окочененья,

Впиваяся в золу, скрываяся под ней...

 

Медлительно идет мой осторожный конь,

Пытливо трогая некованным копытом

Дорогу жесткую под пеплом полувзрытым,

Где жадно припадал метавшийся огонь.

 

Давно ли здесь глухарь влюбленный токовал?

Давно ли здесь на ключ извилистой тропою

Ходил по вечерам росистым к водопою,

С подругой робкою, внимательный марал?

 

И рысь пушистая, зрачками глаз блестя,

Бесшумно двигалась- к намеченной засаде;

И заяц замирал в полуночной прохладе,

И филин тосковал и плакал, как дитя...

 

Здесь Жизнь правдивая следила за борьбой

Родных детей своих без гнева и без злобы,

Но пламень охватил тенистые трущобы,

Уничтожая все в стихийности слепой...

 

Невинен голубой, высокий свод небес,

Но серая земля влечет мой взор склоненный;

Я еду по тайге, пожаром опаленной,

Где в муках погибал объятый дымом лес.

Аил Кблташ, Бийского уезда, 1911 г.

 

           ЯГОДЫ ТУНДРЫ

Опьяняющим солнечным соком

Налились и желтеют янтарно;

И, верна неизменчивым срокам,

Смотрит осень на них светозарно.

 

     Скоро снежные полосы лягут

     На сырой кочковатой дорожке,

     Но тебе наших северных ягод

     Принесу я в таловом лукошке.

 

     На созданья болотного лона

     Ты гляди вопрошающе-хмуро.;

     Ты забудешь бананы Цейлона,

     Ананасы долин Сингапура.

 

     Что мальтийские нам апельсины,

     Виноград тихоструйного Дона,

     Золотые лимоны Мессины,

      Или вишни садов Альбиона?

 

      Только здесь, на просторах Сибири,

      Наклонившейся к тундрам великим,

      Зреют лучшие ягоды в мире,

      Ароматом проникнуты диким...

 

     Знаю, утром в остывшем стакане,

     Побродив мельхиоровой ложкой,

     Ты пошлешь меня в зыбком тумане

     За оранжево-желтой морошкой.

     Омск, 1923

 

           ИЗ ЯКУТСКИХ МОТИВОВ

      От моей Юрты  до твоей юрты

      Горностая следы на снегу.

      Обещала вчера навестить меня ты,—

      Я дождаться тебя не могу.

 

      От юрты твоей до юрты моей

      Потянул сероватый, дымок:

      Ты варишь карасей для вечерних гостей,

      Я в раздумьи сижу, одинок...

 

      От моей юрты до твоей юрты

      Горностая следы на снегу.

      Ты, пожалуй, придешь под крылом темноты,

      Но уйду я с собакой в тайгу.

 

     От юрты твоей до юрты моей

    Голубой разостлался дымок.

    Тень собаки черна, а на сердце черней,

    И на двери железный замок.

         Казань, 1914 г.

 

 

» • »

Самоедскую девушку с круглым лицом

Одарю я в знак дружбы ножом и кольцом.

Знаю: если полюбит она,—

Выпьет чашу со мною до дна.

 

Я пойду в ее дымом пропитанный чум,

Где не слышен ни фабрик, ни города шум,

Скажет тихо с порога: «Войди»,

Знаю — буду у ней на груди.

 

И хотя не к своим я пришел очагам,'

Здесь на выдадут гостя для плена врагам.

Святы тундры законы для всех,

Грех измены — неведомый грех...

 

Ах, остаться бы тут до конца, навсегда

И водить тонконогих оленей стада,

Серебристую нельму ловить

И на лыжах по насту скользить.

 

Самоедская девушка! Доброй рукой

Полог ветхого чума скорее закрой;

Сердце страстью забилось, избывши беду,

От тебя не уйду!

Бухта Находка, 1919 г.

 

К списку статей
Опубликовано: 25.08.2015 14:55:57
0
Комментариев (0)
Имя
Email
Осталось 65535 символов
© 2006-2013, interestno.ru